Асад и повстанцы крайне далеки от компромисса, конфликт близится к обострению – WP

Президент США Барак Обама заявил, что он не хочет, чтобы конфликт в Сирии превратился в прокси-войну. К сожалению, это уже происходит, пока идет борьба с боевиками «Исламского государства», пишет Дэвид Игнатиус на страницах издания The Washington Post.
Соединенные Штаты думают, что партнером в борьбе с ИГ является сирийская курдская сила, известна как YPG. Но, в то же время Турция говорит, что YPG — это курдская террористическая группа. Россия, тем временем, утверждает, что борется с «Исламским государством», наряду с силами, лояльными президенту Сирии Башару Асаду. «Но российские военные самолеты бомбили исламистские повстанческие группы, которые тайно поддерживаются США, Турцией и Иорданией», — говорится в статье.  
«Битва выглядит устрашающе, как война России в Афганистане в ее начале», — пишет Игнатиус.
Кроме того, как объясняет автор статьи, Саудовская Аравия и Иран вели борьбу в Сирии в течение почти четырех лет. Эта борьба наиболее «токсичная», потому что подпитывалась острым конфликтом между суннитами и шиитами — «религиозным адом» на Ближнем Востоке.
Автор статьи указывает на множество противоречий в нынешней ситуации в сирийском конфликте. «Почему это происходит эскалация конфликта в то время, как проходят дипломатические переговоры о разрешении конфликта? Соединенные Штаты, Россия, Иран, Турция и Саудовская Аравия направили своих представителей в Вену на прошлой неделе, чтобы исследовать политический переходный период (в Сирии – ред.). Но встреча не была обнадеживающей: не присутствовали сирийские комбатанты, и стороны переговоров не пришли к общему виденью переходного периода», — говорится в статье.
По мнению автора, «война и переговоры» — это повторяющийся цикл в ближневосточном конфликте. Так что, возможно, недавняя военная эскалации является прелюдией к дипломатическим переговорам, поскольку каждая сторона пытается расширить свою территорию и укрепить свои позиции, прежде чем начать серьезные переговоры. «Но и повстанцы, и Асад, кажется, не готовы к компромиссу как никогда», — утверждает Игнатиус.
На северном фронте, Соединенные Штаты должны усилить свои консультации с Турцией, поскольку эскалация происходит из-за поддержки сирийских курдских сил и их арабских союзников. (Стоит отметить, что в октябре Турция пригрозила ударить по сирийским курдским ополченцам, которых поддерживает США в Сирии в борьбе против ИГ.) Кроме того, пишет автор, американские войска будут нуждаться в воздушной поддержке — не только для ударов по ИГ, но и для пополнения запасов, оказания помощи.
«Что думает Турция о большей роли США на ее границе, особенно после решающей победы на выборах в воскресенье партии президента Реджепа Тайипа Эрдогана? Представители Пентагона говорят, что турки должны быть уверены в том, что Соединенные Штаты в настоящее время смогут взять под контроль 25 тысяч бойцов YPG», — говорится в статье.
На южной границе Сирии с Иорданией Соединенные Штаты помогали тренировать повстанцев (так называемый Южный фронт) – 35 тысяч бойцов. На прошлой неделе российские военные самолеты атаковали некоторые из этих поддерживаемых США сил на юго-западе Сирии. «Но, судя по безжалостной логике конфликта в Сирии, худшее еще впереди. Майор Эссам аль-Райез, представитель Южного фронта, сказал мне в телефонном интервью во вторник, что его силы ожидают нового сирийского натиска (со стороны сил Асада – ред., поддерживаемые Россией) на этой неделе с целью вернуть территории к югу от Дамаска. Это стремление к «победе» только помогает экстремистам», — пишет Игнатиус.
«Если Россия, Иран, Турция и другие участники прокси-войны не будут способствовать детонации этой «бомбы», то в будущем можно ждать еще более разрушительного «взрыва»", — заключает автор.