d7376337f20ae8587786df08c9a1a686

Что сделает Трамп в случае наступления России против Украины? — National Interest

Фактически каждая новая администрация в США сталкивается с испытанием вскоре после начала своей работы. В апреле 1961 года операция в заливе Свиней стала тестом для президента Джона Кеннеди. Спустя четыре десятилетия столкновение американского самолета EP-3 с китайским истребителем J-8, которое закончилось черезвычайной посадкой на острове Хайнань, стало проверкой на прочность для президента Джорджа Буша-старшего.
Поэтому очень вероятно, что кто-то где-то решит проверить дерзость Трампа в течение ближайших месяцев после того, как он переедет в Белый дом. Об этом пишет вице-президент центра The National Interest и бывший замминистра обороны США Дов Захейм.
По его мнению, из всех вероятных кризисов, которые могут заставить нового президента выбирать между малопривлекательными решениями, самым тяжелым стало бы полномасштабное наступление России против Украины. Автор считает, что Москва может оправдать такую операцию с широким применением своих вооруженных сил очередной выдуманной «провокацией» украинских националистов в Киеве. Напуганные до смерти союзники по НАТО будут требовать от США взять на себя роль лидера в ответе России на ее агрессию.
Дональд Трамп очевидно привержен попробовать «перезагрузить» отношения с Москвой, надеясь, что у него это получится лучше, чем у Хиллари Клинтон в бытность ее работы в Госдепартаменте. Во время кампании он сделал все, чтобы подать сигнал об отсутствии намерений конфликтовать с Москвой и Владимиром Путиным в частности. Он ни разу не раскритиковал президента России за вторжение в Крым, так же как и за вторжение на Восток Украины. Вместо этого он говорил о сотрудничестве с Путиным в вопросе Сирии, но при этом ни разу не упоминал об отстранения президента Башара Асада от власти, без которого Москва, вероятно, потеряла бы возможность содержать военную базу в Тартусе.
Поэтому Путин может решить, что с дружественным президентом в Белом доме он сможет получить больший контроль над Востоком Украины, чтобы терроризировать правительство в Киеве.
«Трамп в таком случае может предстать перед острой дилеммой. С одной стороны Украина не союзник НАТО и не настоящий партнер Америки в любом понимании этого слова. Утверждение, что существование Украины как независимого государства является жизненно важным американским интересом, было бы преувеличением. А поскольку любой американский ответ на действия Москвы поставит крест на перспективе поладить с Путиным по Сирии или по любой другой проблеме, у Америки будут серьезные причины остаться в стороне и не вмешиваться в противостояние на заднем дворе России», — пишет автор.
По его мнению, те, кто займет такую позицию, будут напоминать о президенте Дуайте Эйзенхауэре, который решил не отвечать на вторжение СССР в Венгрию в 1956 году. Или же укажут на аналогичное решение президента Линдона Джонсона, когда страны Варшавского договора вторглись в Чехословакию.
С другой стороны, в НАТО теперь входит ряд стран Восточной и Центральной Европы включительно с Венгрией и Чехией. Они будут напуганы российским вторжением в Украину. Союзники Америки по НАТО будут требовать жесткого ответа, вероятно, в форме перекрытия воздушного пространства и передачи наступательного оружия осажденной армии Украины. В Конгрессе много голосов со стороны республиканцев и демократов будут требовать предоставить Киеву серьезное вооружение и отправить американских или европейских военных инструкторов.
Вдобавок, Трамп станет субъектом травли в СМИ как в США, так и во всем мире. Если он будет колебаться или просто осудит Россию за ее агрессивное поведение, его сразу же обвинят в слабости вроде той, которую приписали президенту Бараку Обаме, который позволил Асаду безнаказанно пересечь все американские «красные линии».