Кремль готовится к массовым протестам, несмотря на заоблачный рейтинг Путина – RFERL

Новенькая колючая проволока вокруг Останкинской телевизионной башни – это вряд ли признак уверенности режима в России. Укрепив свой периметр, главный центр пропаганды Кремля также заменил охрану. Теперь телецентр охраняет не полиция, а элитный спецназ министерства внутренних дел.
Об этом на страницах Radio Free Europe Radio Liberty пишет политический обозреватель Брайан Уитмор.
«Это нормальные меры безопасности, которые связаны с тревожной ситуацию в Москве, в России и мире в целом», — сказал пре-секретарь «Останкино» Денис Назаров.
Однако укрепление охраны центра пропаганды Кремля – это лишь один из признаков того, что власти России активно готовятся к масштабному гражданскому неповиновению. Спецслужбы страны в пять раз увеличили свой арсенал средств для разгона толп. А Госдума разрешила сотрудникам ФСБ стрелять в толпу, даже если перед ними женщины и дети.
«Подождите, почему вдруг появилась эта паранойя? Разве режим не популярен? Или Владимира Путина разве не поддерживают 90% россиян? Ну, да. Но Кремль прекрасно понимает, что заоблачные показатели гражданской поддержки базируются на коллективной галлюцинации, патриотическом эйфорическом тумане, который после аннексии Крыма создал иллюзию будто Россия снова стала супердержавой», — говорится в статье.
Российская власть понимает, что когда этот туман рассеется и у россиян наступит «похмелье» после пропагандистского опьянения. Тогда они посмотрят трезвым взглядом на новую горькую реальность. А это обойдется очень дорого для Кремля.
«Для обычных россиян плоды внешней политики Путина очень горькие. Все, что они получили от международной активности президента – это усиление собственной гордости, которая появилась благодаря пропаганде. Это сомнительная выгода, учитывая резкое сокращение экономики», — считает обозреватель Bloomberg Леонид Бершидский.
В это же время, Уитмор отмечает, что в российском обществе сейчас появился страх перед неопределенностью. Бизнес-элиты испытывают давление государства и не знают, чего им ждать дальше, поскольку выход на западные рынки они потеряли. В это же время, перед Путиным стоит выбор из двух сценариев на ближайшее будущее: с одной стороны он может оставить Украину и Сирию в покое, вернуться к внутренним проблемам и начать проводить реформы для восстановления экономики РФ, а с другой – усилить диктатуру. Бершидский считает, что Путин склонен больше ко второму, поскольку он не будет бороться с собственными же коррумпированными друзьями. В таком случае колючая проволока вокруг «Останкино» — это только начало.