3d9522660a0a2840cd07508ab28a1723

Перспектива вступления Турции в ЕС почти мертва — The Economist

Перед войной в Персидском заливе в 1990 году тогдашний президент Турции Тургут Озал с танка провозгласил: «Я срезаю путь к Европейскому сообществу».
Через четверть века спустя турецкая мечта присоединиться к ЕС почти мертва. Об этом сегодня пишет The Economist, напоминая, как Европейский парламент 24 ноября призвал лидеров союза заморозить переговоры с Анкарой о членстве из-за жестких чисток, которые начались после провального переворота.
Нынешний турецкий президент Раджеп Тайип Эрдоган ответил на решение евродепутатов уже на следующий день, пригрозив открыть путь в Европу для трех миллионов беженцев, которые живут на его стороне Эгейского моря.
«Вы предали свои обещания», — сказал он, напоминая о договоренности между ЕС и Турцией о приеме беженцев в обмен на миллиарды евро помощи и безвизовый режим для турок.
Лидеры страны ЕС, которые будут обсуждать турецкий вопрос на саммите 15 декабря, вряд ли прислушаются к совету Европарламента. Эрдоган очень не популярен в Европе, и господствующие политики во Франции, Германии и Нидерландах, которые готовятся к выборам в следующем году, не готовы прощать ему. Однако еще больше они боятся очередного кризиса из-за усиления наплыва беженцев. Кроме того, многие из них не хотят ставить под удар инвестиции в Турции.
«Если кто-то раскачает лодку слишком сильно, он поставит свои экономические интересы на карту», — сказал бывший посол ЕС в Туреции Марк Пьерини.
Однако нынешние отношения с Анкарой не устойчивы. Европейская поддержка вхождению Турции в союз резко упала. Переговоры о членстве зашли в тупик. За более чем 10 лет стороны обсудили лишь 16 из 35 разделов. Восемь разделов заблокированы из-за нежелания Турции признавать Кипр. И, похоже, эта проблема останется, поскольку переговоры об объединении оккупированной части острова с властью в Никосии провалились 22 ноября.
Эрдоган рассматривает вход в ЕС как право Турции из-за ее стратегической важности. Если хоть когда-то и существовал более короткий путь вступления в союз, он так и не смог найти его. Сегодня правительство Эрдогана открыто презирает праивла ЕС. После провальной попытки переворота 37 тысяч человек включительно с журналистами и депутатами от прокурдской партии были арестованы. При этом только нескольким десяткам из них были объявлены формальные обвинения. Еще 120 тысяч чиновников были или уволены, или их работа была приостановлена. Обвинения в пытках накапливаются, хотя турецкая власть отрицает их.
Эрдоган также поддерживал восстановление смертной казни. Это «красная линия» как для ЕС, так и для Совета Европы. Недавно президент Турции также заявил, что думает над вступлением в Шанхайскую организацию сотрудничества, Куда входят Россия, Китай и Узбекистан, вместо Евросоюза. Эрдоган также пообещал организовать референдум на тему вступления Турции в ЕС.
Турецкие чиновники обвиняли ЕС в двойных стандартах годами, и для этого были определенные причины. Много европейские лидеры включая экс-президента Франции Николя Саркози и немецкого канцлера Ангелу Меркель не видели места в ЕС для мусульманской страны с населением 80 миллионов людей даже тогда, когда демократия в Анкаре была в лучшем состоянии. Никто из них также не приехал в Анкару, чтобы осудить переворот и поддержать правительство.
Тем временем, риторика Анкары становится все более враждебной. Эрдоган обвиняет Запад в неправомерном сотрудничестве с курдами и даже с «Исламским государством». Турецкий министр иностранных дел иногда отказывается проводить телефонные разговоры со своим немецким коллегой. Провластные газеты без каких-либо доказательств пишут, что Запад организовал заговор против Турции. Европейские дипломаты предостерегают, что причиненный вред отношениям будет тяжело загладить.