07a9747222fe48ce8fcf8427062fed1d

Россия замалчивает национальную травму от террора Сталина — Newsweek

В России, как и во многих других постсоветских странах, прошлое — это настоящее. От Украины и Беларуси до Польши и Литвы, исторические нарративы о коммунизме, Второй мировой войне, Холокосте и Голодоморе переосмыслены и служат идеологическим трендам, а иногда ими манипулируют.
В России же «слон в комнате» — это репрессии времен диктатуры Иосифа Сталина, которые стали одним из самых признанных миром преступлений 20-го века. Несмотря на их масштаб, эти репрессии не стали темой национального диалога за пределами небольшой группы активистов исторической памяти и родственников жертв.
Об этом на страницах Newsweek пишет эксперт Kennan Institute Изабелла Табаровски.
«После короткого периода разоблачений на волне перестройки, туман замалчивания снова стал густым и начал выталкивать память о тех событиях с русского сознания, а заодно и из сознания человечества», — говорится в статье.
Эту политику национальной забывчивости можно рассматривать как социальный експертимент, который ничем не отличается от советских практик. Травма зверств, совершенных во времена СССР, пожалуй, касаются чуть ли не каждого, кто родился в России в 20-м веке. Примерно 55 миллионов человек пострадали от террора, который проводился Москвой с 1917 до 1956 года, включительно с теми, кого убили, выслали, показательно осудили за смехотворные нарушения, бросили в трудовые лагеря, кто был насильно переселен вместе со своими семьями, кто потерял все права, кого лишили жилья и клеймили ребенком, матерью, отцом, женой или мужем «врага народа».
«В 1937 году, который стал самым кровавым, власть убивала примерно тысячу своих граждан в день. Каждый седьмой житель СССР, если считать несовершеннолетних, или каждый пятый взрослый гражданин стал жертвой», — говорится в статье.
Трагедия нанесла столь массивную травму обществам, что ее отголоски ощутимы даже сейчас, через поколения. Однако, в постсоветской России личная и национальная травма от сталинского террора остается без внимания.
«Сегодня, если кто-то вспомнит о жертвах, то это воспринимается так, будто все те люди погибли из-за землетрясения или цунами», — говорит эксперт организации «Мемориал» Ян Рачинский.