Теракты в Париже означают, что ИГ прижали к стене – The Economist

Франция всегда была на первых позициях в списке риторических целей «Исламского государства».
«Знайте, что мы захватим Париж, если будет на то воля Аллаха, прежде чем доберемся до Рима и Испании. А когда сделаем невыносимыми ваши жизни, мы уничтожим Белый Дом, Биг Бен и Эйфелеву башню», — говорил представитель ИГ Абу Мухамад аль-Аднани.
Террорист озвучил эти намерения в марте, но это был «долгосрочный план», который, по его словам, должны были выполнить «дети и внуки» когда-то в будущем, а не перед последними выходными в столице Франции.
Об этом сегодня пишет The Economist, напоминая, что в краткосрочной перспективе террористы призывали джихадистов ехать на войну в Ирак и Сирию, где они захватили немалый кусок территории. В отличие от «Аль-Каиды», которая сосредотачивается на атаках против «далекого врага» в Европе и США, «Исламское государство» пытается создать «халифат» в Ираке, Сирии и других ближневосточных странах, где государственный строй пошатнулся.
Лидер террористической группы Абу Бак аль-Багдади никогда не участвовал в международных джихадах и никогда не покидал территорию Ирака и Сирии. Но кровавая бойня в Париже свидетельствует о том, что ИГ меняет свою стратегию. Теперь они устроили два взрыва в Бейруте 12 ноября, уничтожили российский авиалайнер над Египтом 31 октября и, скорее всего, устроили теракты в Анкаре 10 октября, в результате которых погибли более 100 человек.