В 2016 году либеральный мир потерпел поражение, но не все потеряно — The Economist

В 2016 году было чем упрекнуть некоторых либералов. Для всех, кто верит в открытую мировую экономику и общество, в котором поощряется свободное движение товаров, капиталов, людей и идей, в котором универсальные свободы защищены верховенством закона от злоупотреблений государства, для тех этот год был провальным.
Не только из-за Brexit, победы Дональда Трампа на выборах в США, но и из-за трагедии в Сирии, которую оставили страдать, а также из-за распространения «нелиберальной демократии» в Венгрии, Польше и других странах. Об этом сегодня пишет The Economist, напоминая, что за последний год «глобализация» стала ругательным словом, а национализм и даже авторитаризм снова расцвели.
В Турции после провальной попытки переворота начались жестокие массовые репрессии. На Филиппинах избиратели выбрали президента, который не только создал отряды смерти, но и хвастался тем, что сам нажимал на курок. А между тем, Россия, которая вмешалась в западную демократию, и Китай, который только неделю назад создал напряжение в отношениях с США, захватив американский беспилотник, настаивают, что либеральность — это лишь жалкое прикрытие для западной экспансии.
Представ перед такой риторикой, многие либералы потеряли самообладание. Некоторые написали эпитафии для либерального мирового порядка и выразили предостережение об угрозах для демократии. Другие настаивали, что благодаря небольшим изменениям в законодательстве относительно иммиграции или введении определенных дополнительных налогов можно вернуться к нормальной жизни. Но этого не достаточно.
«Несмотря на горькие результаты 2016 года, либерализм до сих пор остается лучшим способом даровать достоинство и обеспечить процветание и равенство. Вместо того, чтобы погружаться в борьбу идей, либералам стоит наслаждаться всем этим», — говорится в статье.
На протяжении последних 25 лет либерализм получал все блага слишком легко. Его доминирование после распада СССР привело к разрастанию лени и самодовольства. Несмотря на рост неравенства, лидеры обществ оправдывались перед собой, что они живут в условиях меритократии и поэтому их успех заслуженный. Эксперты, нанятые помочь управлять значительной частью экономики, были очарованы собственным блеском. Но простые люди часто видели в богатстве прикрытую привилегированность, а в экспертных оценках — завуалированную корысть.
Будучи при власти так долго, либералам всех народов стоит признать, что реакция уже на подходе. Издание напоминает, как в 19-м веке либеральные взгляды появились как альтернатива деспотизму абсолютной монархии и террора революции. В их корне лежало убеждение, что длительная непрерывная власть развращает. Привилегия становится инструментом самосохранения. Консенсус подавляет творчество и инициативность. В динамическом мире споры и диспуты не только неизбежны, они приветствуются, поскольку приводят к обновлению.
Либералам есть что предложить обществам, которые пытаются справиться с изменениями. В 19-м веке, как и сегодня, старые методы были заменены безжалостными технологическими, экономическими, социальными и политическими силами. Люди жаждали порядка. Нелиберальные консерваторы предложили бы назначить кого-то с чрезмерной властью для воплощения лучших методов с приостановки изменений, а революционеры призывали бы свергнуть власть. Отголоски этих идей можно расслышать в нынешних призывах «вернуть контроль», а также в словах автократов, которые паразитируют на агрессивном национализме и обещают сдержать космополитическую волну.
Либералы же предлагали и предлагают другие ответы. Вместо концентрации власть нужно разделить, используя верховенство права, политические партии и конкурентные рынки. Вместо того, чтобы заставить граждан служить могущественным и защищать государство, либерализм считает, что каждый индивид может сам выбирать свой путь для себя. Вместо войн и раздоров странам стоит торговать и заключать сделки.
Эти идеи запечатлелись на Западе, и, несмотря на заигрывания Трампа с протекционизмом, они, вероятно, смогут выдержать и остаться в силе. Но только в том случае, если либерализм сможет справиться со своей другой проблемой: потерей веры в прогресс. Либералы верят, что изменения — это хорошо, потому что в целом они приводят к улучшению.
«Они могут вполне справедливо указать на сокращение уровня глобальной бедности, роста продолжительности жизни, а также возможностей и мира, даже несмотря на кровавые события на Ближнем Востоке. На самом деле люди во всем мире еще никогда не жили лучше, чем сегодня», — пишет издание.