В 2017 году должна начаться борьба против угроз «пост-правды» — FT

В эпоху интернета ничто так скоро не распространяется, как вовремя озвученное клише. Ни один разговор сейчас не обходится без упоминания о наших временах «пост-правды», будто еще вчера журналисты и политики говорили лишь о голых фактах. И это если забыть о Йозефе Геббельса и Иоссифе Сталине, чья большая тоталитарная ложь была разоблачена Джорджем Орувеллом и Александром Солженицыным.
«Новую угрозу лучше описать более скромным термином «пост-факт». В конце концов «postfaktisch» стало словом года в Германии», — пишет на страницах Financial Times Тимоти Эш.
Он напоминает, что суть и опасность «пост-факта» заключается в том, что выдумка, завернутая в эмоциональную подачу и усиленное эхо в интернете, может сильно повлиять на электорат. Теплая эмоциональная байка берет верх над холодным фактом, эмоции над здравым смыслом. Эш напоминает, как выдумки Дональда Трампа заставили Барака Обаму обнародовать свое свидетельство о рождении, когда он впервые баллотировался на пост президента. И даже после этого у кого-то остались сомнения, что документ ненастоящий. Сатирическая концепция «правдоподобия» комендийного актера Стивена Колберта была скопирована Дональдом Трампом.
«Но отчаиваться нет причин. Если Оруэлл и Солженицын не сдались перед Геббельсом и Сталиным, для нас было бы жалким поступком сдаться сейчас. Существует ряд способов, как противостоять пост-фактам и превратить 2017 год в год анти-пост-факта», — пишет Эш.
К примеру, проверка фактов уже играет важную роль в подготовке политических новостей и в ежедневном пользовании интернетом.
«Я недавно распространил несколько фото в Twitter, которые якобы демонстрировали, что Палата общин собралась полным составом для обсуждения зарплат депутатов, но никто не пришел в зал заседаний, когда речь шла о гуманитарном кошмаре в Алеппо. За считанные минуты люди начали мне писать, что это были ненастоящие новости. Поэтому я внес коррективы в сообщение на своей странице», — описывает собственный опыт автор.
По его мнению, такая интернет-грамотность и поощрение быстрого и эффективного контр-заявления должны стать частью любой школьной программы. А университеты могут больше работать над глубокими анализами на основе доказательств для общего распространения. Существуют также благотворительные фонды, которые спонсируют серьезные журналистские расследования. Учитывая то, что традиционная модель бизнеса в области СМИ теряет эффективность, понадобится больше таких фондов. Автор напоминает, что большое количество старых новостных брендов сохранили доверие к себе и в интернете. Страны, в распоряжении которых есть большие телеканалы вроде BBC, должны серьезно отнестись к сохранению их существования. Технические компании могут и должны отслеживать и фильтровать очевидно лживые новости, которые распространяют боты напрямую с России Владимира Путина, рассылая спам на сайты и оставляя ссылки в комментариях.
Самым большим вызовом для журналистики станет поиск способа, как достучаться до жертв эмоциональных популистов, которые не заинтересованы в поиске правды. «Приз Орувелла» должен достаться тому, кто сможет подать настоящие факты в легком и доступном формате.