Время искать золотую середину между позицией России и Запада – FT

После терактов в Париже две фотографии содержали очень мощный сигнал об изменениях в международной политике. На первой из них президент США Барак Обама вел дискуссию в вестибюле отеля с Владимиром Путиным.
Холодные жесты, которые были присущи обоим лидерам во время встречи на заседание Генеральной ассамблеи ООН, остались в прошлом. Новая беседа была больше похожа на деловую. Еще бы немного, и президенты США и России выглядели бы как коллеги. Второе фото опубликовало Минобороны России. На нем была изображена бомба на борту российского военного самолета с надписью: «За Париж».
«Обе фотографии иллюстрируют очень интересную вероятность. Могут ли Россия и Запад отбросить все противоречия и начать совместную войну против «Исламского государства»?» — пишет на страницах Financial Times Гидеон Рахман.
Эта идея пугает многих экспертов по России на Западе и вызывает беспокойство. Но, по мнению обозревателя, все равно есть ряд причин, почему стоит ее рассмотреть. Во-первых, хотя бы потому, что в международной политике следует определять приоритеты. И война против «Исламского государства» стала важнейшей для Запада после терактов в Париже. Во-вторых, существуют очень скромные, но важные признаки того, что Россия отступает в Украине. Стороны в Донбассе соблюдают перемирие уже почти всю осень. Конечно, в последнее время были определенные нарушения и провокации. Но не все они были совершены россиянами.
И в-третьих, ни Россия ни Запад не владеют монополией на «мудрость» в решении сирийского конфликта. Поиск золотой середины между их позициями может помочь закончить войну.
Запад два года обвинял правительство Путина в нарушении фундаментальных международных законов после того, как армия России оккупировала украинский Крым и вторглась на Восток Украины. В Вашингтоне и Брюсселе выставляли российское агрессивное поведение большей угрозой мировому порядку, чем «Исламское государство». Но очень сложно убедить в этом общество в США и Европе в данный момент, когда исламистские террористы бросили прямой вызов безопасности западных столиц, чего еще не сделала Россия.
В это же время, российское вторжение в Украину повлекло смерть тысяч людей, развитие армии России продолжается, а Кремль придерживается националистической и антизападной риторики. Путин также часто усиливал и ослаблял наступление в зависимости от политических обстоятельств. Так, эксперты настаивают, что ослабление давления на Россию сейчас может стать причиной появления новых «Крымов» в будущем. И эти аргументы нельзя отбросить. Поэтому любые попытки найти новый подход к России должны быть постепенными и условными.
ЕС правильно сделал, что решил не ослаблять санкции против России. Но если перемирие в Донбассе будет продолжаться и дальше, а Москва будет конструктивным партнером в Сирии, тогда в первой половине 2016 года Европа могла бы пойти на определенные уступки и тем самым дать понять, что санкции могут быть как усилены, так и ослаблены в зависимости от поведения Кремля и обстоятельств.
Противники сотрудничества с Россией по Сирии говорят, что настоящая цель Путина заключается не в том, чтобы уничтожить «Исламское государство». Он лишь хочет укрепить российское влияние на Ближний Восток, нанеся США символический удар. Они указывают на то, что Россия бомбила не так позиции террористов, как умеренной оппозиции Сирии, для того, чтобы удержать при власти союзника Кремля Башара Асада.
И эти аргументы также достойны внимания, но они, по мнению обозревателя, все равно не перечеркивают возможность попробовать сотрудничать с Москвой в Сирии. Российская власть согласилась с тем, что «Исламское государство» уничтожило авиалайнер А321 над Синайским полуостровом, убив две сотни россиян.
Дальнейшая судьба Асада остается одним из ключевых споров между Россией и Западом. Однако обе стороны понимают, что политический вакуум после отставки сирийского президента могут заполнить жестокие радикалы и террористы. Поэтому США, похоже, отказываются от требований немедленной отставки Асада. Настоящая угроза Западу и России от «Исламского государства» может заставить стороны найти консенсус относительно будущего Асада.